Любите ли вы Париж?

Яркое солнце и уютные кафе на тротуаре, рядом с дорогой, вежливые горожане, почти каждое здание и площадь – кусок мировой истории. «Следующая остановка – "Площадь Оперы"», – говорят в динамике, а это значит, что вы в Париже, в самом сердце города, у золотого и величественного на первый взгляд здания Гранд-Опера. А если бросить второй и более внимательный взгляд, замечаешь, что ступени великой Оперы просто облеплены людьми. Кто все эти люди? Туристы, парижане? Возможно. Они садятся, разговаривают, ругаются, едят на квадратных метрах оперы, и никто им не запрещает этого. 

Парижские улицы и метро окутывают музыкальным комом. Только завернешь за угол - и мощным потоком разбегутся звуки труб, барабанов, шарманок и мелодично – гитар. Вечно поющий Люксембургский сад, местами – Трокадеро, вторая линия метро, станция «Нотр-Дам», «Одеон» – здесь начинает петь Латинский квартал. 

А если пройти от площади Оперы минут десять, попадешь на приятнейшую площадь Согласия. Здесь прилипаешь глазами к витринам многочисленных бутиков Диор, Картье, Ив сен Лоран, Шанель и т.д. И Диор, Шанель оживают, потому что это не просто дорогие магазины, а история города на Сене. На улице Камбон, 31 находилась, например, квартира великой Мадмуазель Шанель. Она там не жила, но каждый день шла от гостиницы Риц на улицу Камбон в свои великие мастерские, которые и сейчас существуют, будто и не прошло века. Нужно просто пройти дорогой Мадмуазель и заглянуть именно на улицу Камбон, 31. Дверь откроет портье. 

- Как попасть в квартиру Коко Шанель? 
- Проходите. На верхние этажи вход запрещен, но на первый можно попасть. 

Специально открывают стеклянные двери, снимают с сигнализации, и из бутика, 21 века, попадаешь в безмолвный мир Мадмуазель. В прихожей квартиры двадцатого века стоит портрет Коко Шанель с ее любимыми цветами – камелиями, которые она особенно ценила потому, что они не пахнут. Остаешься один на один с известной зеркальной лестницей, уходящей вверх и игрой цветов белого-черного. Люди из века двадцать первого не будут тревожить, пока сам не вернешься в бутик. Из дома Шанель сложно уйти без нового аромата, к тому же никто не умеет так подбирать сочетания запахов, как профессиональные парижские парфюмеры. Здесь можно узнать все об эксклюзивных ароматах, придуманных и названных самими великими кутюрье. Каждое название эксклюзивных духов Шанель относится к периоду жизни Мадмуазель, и работник бутика расскажет, что она говорила, разрабатывая аромат. «Вот эти – тонкие, легкие, слегка медовые – натуральные», - сказала бы Шанель об "Beige". «Вот эти – восточные, яркие, относящиеся к знакомству с Россией, русской культурой, традициями, Кандинским», - отметит сотрудник салона. 
На улице Камбон понимают все о моде, ароматах, бережно сохраняют прошлое и определяют мировые тренды. 

Стоит свернуть немного в сторону и попадешь на прекрасную площадь Согласия. Все еще находясь мыслями в выборе нового тонкого аромата, который обязательно увезешь с собой из Парижа, ловишь взглядом площадь и содрогаешься, что это сейчас она – с согласием, а история говорит о том, что здесь стояла гильотина, и королевские головы летели с плеч. 

Но о гильотинах забываешь, стоит донестись запаху кофе и круассанов. И за это также невозможно не любить Париж – кафе и рестораны здесь очень тесно связаны с историей и историческими персоналиями. Например, на площади Оперы расположилось «Кафе мира», которое посещал Эмиль Золя, Сергей Дягилев. А на Елисейских полях – кафе «Фуке», которое на протяжении вот уже ста лет – место притяжения политиков, журналистов, звезд, киношников. По словам парижских жителей, в «Фуке» отпраздновал свое избрание президентом Франции экс-глава государства Николя Саркози, с несколькими близкими друзьями. 

От блистательной оперы можно добраться до Пер-Лашез, кладбище воспринимается как обычный памятник. Главное – найти могилы тех, кто интересен, а сделать это очень непросто. Задачей номер один было добраться до Оскара Уайльда. В определенный момент посетители понимают, что самостоятельно ориентироваться не получается, и все спрашивают у всех дорогу. И когда уже отчаиваешься отыскать известную своими обцелованными помадными губами поклонниц могилу великого писателя, задаешь вопрос человеку с кипой бумаг: «Как пройти к Оскару Уайльду?». Он смеется и тихо говорит: «Вам нужен Оскар? Вы ищите Оскара Уайльда? Как можно его искать?! Да он же давно мертв! Идите прямо, никуда не сворачивайте, прямо - и найдете». Таков Париж. 

Это город умеет совмещать в себе и столичную суету, и шик, и размеренность, и атмосферу южного курорта. Летом в Люксембургском саду - яркое солнце и прохлада, белый песок и водные бассейны, куда можно запускать парусники. И всем, кто гуляет в саду, хорошо, кроме служителей, вынужденных охранять местные стулья от близкой перестановки к воде, а все посетители пытаются забрать стул поближе к бассейну. 

Родной город – это город, в котором чувствуешь себя комфортно на площадях в золотых скульптурах, в малолюдных улочках, в транспорте, в парках, рано утром и поздно вечером. Там можешь запросто упасть на лужайку рядом с Эйфелевой башней и в Люксембургском саду, любишь звуки этого города и радуешься вместе с ним и машинными сиренами парижан победе французской сборной на одном из матчей ЧМ по футболу.

Ольга Юдина

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Похожие статьи

We use cookies on our website to support technical features that enhance your user experience.

We also use analytics & advertising services. To opt-out click for more information.